Загрузка

Х   ЗАКРЫТЬ


Федеральные и региональные новости

Под Казанью трудных подростков учат знакомиться с девушками и держать нож с вилкой


10.02.2016

В Зеленодольском районе в 25 километрах от Казани, бок о бок с Раифским монастырем существует Раифское специальное училище закрытого типа. Это один из 19 интернатов в России, созданных для детей и подростков с девиантным поведением.


Источник: Pro город Казань (prokazan.ru)

В Зеленодольском районе в 25 километрах от Казани, бок о бок с Раифским монастырем существует Раифское специальное училище закрытого типа. Это один из 19 интернатов в России, созданных для детей и подростков с девиантным поведением.

Когда-то здесь находилась колония для несовершеннолетних. При монастыре перевоспитывались подростки-правонарушители и готовились рабочие для деревообрабатывающей промышленности, лесного и сельского хозяйства.

За высоким забором по решению суда за правонарушения мелкой и средней тяжести здесь содержатся дети от 12 до 18 лет. Все они попали сюда по разным поводам, но у каждого в прошлом есть преступление. Здесь содержатся не только сироты: есть и мальчики из благополучных семей, тех, кто был уверен, что его ребенок не может оступиться.

Основной миссией учреждения является перевоспитание трудных подростков. Работники училище заявляют: это не колония! Выпускаясь отсюда, ребенок официально не имеет уголовной судимости. Детей, воспитанных суровыми законами улиц берутся не наказать, а перевоспитать.

Несколько лет назад училище полностью поменяло свою направленность. Пребывание здесь не должно быть для детей наказанием, а возможностью узнать, что жизнь может строиться не только "по понятиям". Это называется мерой воспитательного воздействия, за основу которой был взят воинский устав.

- Специфика учреждений закрытого типа у многих воспринимается как учреждение с криминальной системой взаимоотношений, - говорит исполняющая обязанностей директора Раифского училища закрытого типа Людмила Стрелкова . - Мы же ставим детей в единые рамки, а сделать это может только воинский устав.

Попадая сюда, первые три дня ребенок контактирует только со взрослыми. Воспитатели, учителя, наставники рассказывают новоиспеченному воспитаннику об уставе учреждения: что можно и нельзя, какие у него перспективы, что он может здесь получить и досрочно выпуститься. Лишь в конце второго вечера он попадает в отряд.

- Попасть сюда было страшно: что здесь: что будет? - вспоминает 16-летний Никита. - Представлялось, что это какая-то спецшкола, где непонятно, как складываются отношения между преподавателями и другими учениками. Страхи не оправдались. Здесь я начал посещать учебу, получаю образования. На воле я бы не стал тратить на это время. Сейчас читаю Пауло Коэльо. Одна его цитата особенно запомнилась, было что-то вроде "Пиши, неважно что. Это помогает увидеть мир более внятным и суметь упорядочить свои мысли". Поэтому я начал писать стихи.

Воспитанники проживают в общежитии, больше напоминающем казарму. В больших комнатах стоят железные кровати, тумбочки, один диван и телевизор. У каждого здесь хранится минимум вещей, из которых самое дорогое - фотографии близких.

В каждой комнате также есть место для дежурного. Ночной дежурный вписывает в журнал количество человек, если кто-то заболел, а утром сдает его другой смене.

Воспитанники самостоятельно занимаются содержанием своего жилья. В штате училища нет уборщиц, которые убирали бы жилые помещения детей. Помыть полы, постирать белье, вычистить снег - всем этим они озабочены сами и это тоже часть воспитательного процесса.

День начинается и заканчивается с поднятия флага. Честь поднять флаг предоставляют лучшему отделению по итогам предыдущего дня, либо имениннику. Бывает, что именинников в день два, тогда один поднимает, а второй опускает флаг вечером.

В училище делится два отряда. День полностью расписан: подъем, зарядка, водные процедуры, прием пищи. Пока один отряд учится, второй занят производственным процессом в мастерских. Те, что помладше начинают учиться делать разделочные доски. Постарше уже вещи посерьезней - мебель.

После обеда отряды меняются местами. В шесть вечера воспитанники расходятся по школам дополнительного образования, расписанным по датам: художественно-эстетические кружки - танцы, рисование, чтение книг и другое творчество или спортивно-технические - хоккей, футбол, тренажерный зал или теннис. Учителя отмечают, что у ребенка нет свободного времени, но всегда есть выбор чем заняться.

Дети занимаются не только трудом. В школе у них есть курс "Этика и эстетика". Преподаватель этики и эстетики Елена Григорьевна кроме истории искусств преподает культуру поведения человека в обществе. Особой деликатностью выделяется курс правил поведения с девушками.

- Как познакомиться с девушкой, как пригласить на танец, подвинуть стул, выйти из автобуса, подать руку и так далее. Мы учим их расставлять столовые приборы. Тактичность, деликатность, честь достоинство, совесть - все это мы им объясняем, - говорит преподаватель.

Режимный объект предполагает особый контроль. Дети находятся под круглосуточным присмотром. Территория оснащена камерами видеонаблюдения. Классы, в которых занимаются дети закрываются на прозрачные двери. Любой преподаватель, находясь в коридоре, может наблюдать за мальчиками из коридора, не заходя в класс.

Училище часто посещают ветераны и военнослужащие различных подразделений. Пообщавшись с героями, у мальчиков появляются другие кумиры. Каждый из мальчишек если и не решил посвятить жизнь Родине, но уже твердо знает, что будет служить в армии.

- Конечно, жаль, если у ребенка после выхода отсюда случаются рецедивы. Нельзя сказать, что ребенка можно полностью исправить, тем более, если он попадает к нам в 16 лет всего на 1 год. Он вроде бы и что-то принял, но не закрепилось, а там его ждут такие же друзья и прежняя жизнь. Но если хотя бы полностью уйти от той жизни, это уже что-то, - считает Людмила Стрелкова. 

Возврат к списку

Поделиться: