Главная/Пресс-служба/Новости Фонда/Федеральные и региональные новости

Город без сирот: как это делается

22.01.2013

Источник: журнал "Филантроп"

Александр Гезалов

Для специалистов в области сиротства конец прошлого года запомнился не только скандальным «законом Димы Яковлева»: в католическое Рождество в здании Совета Федерации наградили победителей всероссийского конкурса «Город без сирот». Я как эксперт конкурса прочитал все 150 заявок и вот что скажу: не все у нас так плохо.

 

Цель конкурса – профилактика социального сиротства, максимально возможное семейное устройство и улучшение условий жизни детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

По итогам я написал небольшое эссе для организаторов из Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Здесь я приведу несколько основных выводов и наблюдений из этого текста.

Отчет как пособие

Отчеты многих конкурсантов читать было легко: они хорошо структурированы и понятийно выстроены. Красивые диаграммы и подшитые материалы, фотоотчеты. Не хватало разве что видеоконтента, а фото были не всегда хорошего качества. Но в общем предоставлять информацию люди более-менее научились, что важно. Другой вопрос — о содержании этой информации. Хотелось бы не просто слов о том, что в таком-то регионе количество сирот сократилось. Хотелось бы увидеть конкретные технико-тактические характеристики социальных процессов: за какой период, в результате каких действий. Такая информация приобретает дополнительную ценность — может стать учебным кейсом для тиражирования в других регионах. Частью методического пособия. Кстати, методических пособий я вообще не увидел среди заявок, что минус. А плюс в том, что «технико-тактический» анализ у некоторых конкурсантов уже налажен. Хорошо бы и остальным подтягиваться.

Кадры решают все

Просматривая работы конкурсантов, часто обращаешь внимание не только на приказы и постановления главы того или иного муниципального образования, но и на план работы, его исполнение и на те методы и способы, которые применяются для этого. Ключевым игроком здесь становится исполнитель, а среди ключевых навыков — не только его обязательность, но и умение нестандартно мыслить. Такие вещи отлично видно со стороны.

В одном регионе, например, для изготовления буклетов привлекли большой магазин, который и выполнил заказ, тем самым решив проблему недофинансирования данного направления. А значит, исполнитель, ШПР (школа приемных родителей) решила свою задачу при помощи сотрудничества с бизнес-сообществом. В другом городе руководитель социального подразделения лично ведет прием в рамках телепередачи «Полезные советы», тем самым снижая напряжение, показывая свою доступность и включенность.

Неформальность подхода к решению социальных вопросов весьма важна, так как это и подкупает, и делает социального клиента партнером, не боящимся получить ту или иную услугу. Ведь довольно часто мы наблюдаем и застарелые формы работы, такие как рейды на полицейских машинах в неблагополучные семьи горожан или селян. Синий уазик у твоего подъезда — вместо того, чтобы найти место, куда семья могла бы прийти и получить услуги, помощь и поддержку.

Радует то, что в отчетах-заявках некоторых регионов уже просматриваются европейские стандарты оказания помощи семье на ее територии (и это тоже во многом заслуга конкретных исполнителей программ):

  • получение сигнала о той или иной нуждающейся семье;
  • изучение проблем семьи;
  • назначение необходимого специалиста;
  • выстраивание партнерского контакта;
  • определение родительского ролевизма;
  • принятие совместных решений относительно лечения от той или иной зависимости;
  • поиск работы;
  • определение ребенка, находящегося в кризисной ситуации, в семьи родственников или социальной гостиной (отходя от стандарта «приютский ребенок»);
  • вывод семьи в иную норму жизни.

Матрица успеха

Мне было весьма интересно изучать работу комиссий по делам несовершеннолетних (КДН) и органов опеки, по сути главных субъектов, способных или не способных привести в норму социальное состояние региона. Часто было видно, что многие это делают по старинке, заседая в кабинетах, иные же работают, в том числе и на территории общественных организаций.  И как мне видится, изучая документы конкурсантов, многие уже давно стараются изменить стандарты и подходы по преодолению социального неблагополучия посредством консолидации не только государственных исполнительных органов, но и общественных организаций и местных сообществ. Это весьма непросто. Межведомственную-то разобщенность немногие способны преодолеть, а привлечь еще кого-то — почти фантастика. Поэтому во многих городах решением той или иной государственной задачи занимается один, максимум — два субъекта. Они, безусловно, стараются выполнить поставленные перед ними задачи, но несистемно. А вот в тех городах, где выстроили матрицу внешних партнеров и контактов, можно успешно преодолевать социальное неблагополучие. Единое пространство и общая координация — между органами власти и НКО, например, — позволяет работать куда более точно. Например, быстро направлять социального клиента туда, где ему окажут более качественную помощь.

Поэтому в ряде отчетов мне было приятно увидеть новшества в работе органов опеки, которые не только берут на себя контролирующую функцию, но и в сотрудничестве с общественными объединениями пытаются не дать кризисной семье достичь «точки невозврата».

Формы объединения усилий могут быть разными — например, координационные советы, в которые входят специалисты КДН, общественных объединений, СМИ и даже национальные сообщества.

Есть еще одна тенденция: активней стали местные жители, в том числе организованные в объединения собственников жилья. Соседи все чаще становятся источником сообщений о социальном неблагополучии в семьях — причем иногда они уже знают, кто именно может оказать помощь в той или иной ситуации. Это говорит о неравнодушии к проблемам оступающихся людей, и это важно. Соседи первыми могут заметить проблему. Чем больше будет таких сигналов и контактов, тем быстрее социальные службы смогут оказать качественную и квалифицированную помощь.

К примеру, в некоторых регионах, общественные комиссии коллегиально принимают решение об оказании услуг через взятие социального клиента на поруки, что весьма эффективно — вместо того, чтобы пороть семью, принимается решение помочь ей силами тех, кто имеет такую возможность. То есть тот самый социальный патронаж уже начинает действовать в ряде регионов. Немного такого опыта, но он есть. Обучаясь на социального работника несколько лет, мы только мечтали об этом вместе с преподавателями социальных дисциплин.

Соцработники из школы

Довольно часто в отчетах можно было увидеть и работу школ, поликлиник, как партнеров в решение региональных социальных трудностей. Главная их задача, как считается — опять же быстро сообщить компетентным органам о семейном неблагополучии. Однако, к счастью, не все этим ограничиваются. В некоторых регионах школа становится полноценным участником работы по преодолению социального неблагополучия: она не только сообщает о том, что ребенок ходит голодный, но и пытается изыскать ресурсы для помощи. Это важно: чем скорее ребенок окажется под опекой тех, кто заметил его трудность, тем менее запущенной будет ситуация.

Также важно, что школа не сбрасывает с себя воспитательно-координирующую функцию, присущую ей в советское время, и то, что часто работа по преодолению трудностей детей социального риска ведется в некоторых городах именно в школе. Так школа становится не только объектом, где ребенок получает знания, но и центром жизни района, что значительно усиливает и ее роль в деле воспитания подрастающего поколения. Часто при школах создаются театральные кружки и секции социальной направленности, когда школьники, объединенные общей социальной идеей, выходят в дома престарелых например, тем самым являя всем нам свое желание быть полезными членами общества. Даже в таком возрасте. Нередко школьники шефствуют над сиротскими учреждениями и больницами: в качестве добровольцев работают там аниматорами и просто включаются в процесс подготовки сирот к будущей самостоятельной жизни. Ресурс школы используют далеко не все, но там, где эта работа поставлена, через некоторое время ряды общественных организаций пополняются уже готовыми и полезными новыми членами.

НКО и паразиты

Весьма большую роль в решении социальных вопросов в регионах играют общественные организации. Есть те, которые устраивают в детских домах праздники и чаепития, но есть и те, кто создают условия для поддержки социально незащищенных слоев общества. Отчетов, где бы интеграции власти и НКО не было видно, оказалось совсем мало, — в основном там, где НКО слабо развито по причине малонаселенности региона.

Есть, правда, и организации, которые предлагают свои услуги наравне с государством — помогая кризисным семьям, одиноким и многодетным семьям. В некоторых городах даже есть стационарные места, которые общественные организации предлагают оказывавшимся в трудной жизненной ситуации. Здесь существует скрытая опасность: часто НКО сами создают субсидиарное, паразитическое сообщество, искренне веря, что именно такой формат может дать необходимый результат. К примеру, вместо того, чтобы организовать сервис и услуги для нуждающихся семей, они дежурят в больницах рядом с детьми, чьими родителями уже никто не занимается. Часто это делается из чувства жалости. И непонимания, что они занимаются ликвидацией последствий краха семьи, а не предотвращением этого краха. Очевидно, в НКО не хватает обученных специалистов социального профиля. И это также было видно в отчетах. Но как говорится, есть чему корректироваться, и лучше такая помощь, чем вообще никакая.

СМИ и PR

Надо отметить, что к отчетам было подшито много бумажных вариантов газет, где публикуются статьи и материалы, посвященные социальным проблемам и способам их решений. А в некоторых регионах появляется масса социальной рекламы — например, агитации за усыновление детей-сирот. Кое-где активны школы приемных родителей, зазывающие пройти обучение будущим приемным родителям (с сентября 2012 года это стало обязательным. — Ред.). Более открытыми становятся местные операторы государственной базы данных детей-сирот. Как правило, для распространения информации используют социальную рекламу, буклеты, календари — традиционные способы, в общем. Однако встречаются и менее стандартные решения. Например, стикеры и магниты на холодильник.

Еще одна положительная тенденция — полноценными субъетами в решении социальных проблем становятся СМИ. Они не просто публикуют соцрекламу о помощи сиротам, но и помогают продвигать идеи усыновления, делая целые передачи, разыскивая для сирот новых попечителей.

При этом крайне редко встречались в отчетах упоминания об обучении журналистов работе с социальными группами, новым трендам и технологиям работы с ними. Если уж они партнеры, то должны быть в курсе, как это делается.

Еще один пробел, если судить по заявкам на конкурс — плохое использование интернет-ресурсов и социальных сетей для распространения информации.

Бизнес как участник общего процесса

Довольно часто в отчетах встречалось сотрудничество с представителями крупного бизнеса, среднего и малого, которые предлагают свои ресурсы и средства. Они включены в попечительские советы при учреждениях и часто оказывают необходимую помощь. Я кстати, обратил внимание, что чем больше в отчетах говорится о социальной рекламе, чем больше вероятность прочитать об успешном привлечении бизнес-сообщества к работе. Так что коммуникации работают. Нельзя недооценивать коммуникации.

Бизнесменам как правило некогда узнавать, чем и как работает и власть, и НКО. Им проще самим сделать благотворительный вклад — часто неэффективный, но какой есть. Расскажите о себе, покажите, что вы решаете проблему эффективно. Что деньги бизнесмена потратите с пользой. Направьте ресурсы бизнесмена в нужное русло, и это сделает его полноценным участником общего процесса. Часто этого понимания нет ни у НКО, ни у власти. Есть над чем работать.

Возврат к списку